Доходы госслужащих В Москве наблюдается однозначно негативное отношение к представителям полиции. Но при этом молва твердит о том, что на должность опера не попасть просто так, необходима взятка и блат. Если все так плохо и непрестижно, зачем платить за это деньги? Может в столице какой-то особенный уголовный мир, и поэтому нужно дать денег, чтобы тебя допустили к борьбе с ним?

Что такое ФСКН и чем занимается это ведомство?

А для излечения и реабилитации наркоманов наркополиция готова воссоздать опыт воспитательных колоний Макаренко. Еще одно броское предложение борцов с наркотиками - реанимировать принудительное лечение зависимых в закрытых заведениях типа советских ЛТП. Об этих новациях корреспонденту "Российской газеты" рассказал глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов.

Виктор Петрович, недавно вы заявили, что необходимо изменить отношение к наркоманам. По вашим словам, это может вернуть к нормальной жизни примерно миллион зависимых людей. Что конкретно вы предлагаете и почему? Виктор Иванов: За последние пять лет к уголовной ответственности по делам, связанным с дурью, привлечено почти тысяч человек.

И только одна четверть из них привлечена за сбыт наркотиков. А три четверти посажены за решетку за хранение наркотиков без цели сбыта. То есть для своего личного пользования? Это, по сути, больные люди, которые имели при себе одну-две дозы, и все. Почти тысяч таких зависимых людей были задержаны. С ними проводили следственные действия, очные ставки. А потом большую их часть отправили в места лишения свободы, где они проведут от 3 до 10 лет.

По нашему законодательству, хранение без цели сбыта расценивается как тяжкое или особо тяжкое преступление. Достаточно изъять у наркомана 2,5 грамма героина, а это, по сути, две дозы дури, как он тут же попадает под особо тяжкую статью УК.

А правоохранители в первую очередь нацелены на выявление тяжких и особо тяжких преступлений. Вот и результат: тысяч хранивших наркотики без цели сбыта отправлены за решетку. И как вы предлагаете изменить такое положение? Виктор Иванов: Необходимо адаптировать систему уголовного наказания к реальным уровням общественной опасности принципиально разных преступлений.

Прежде всего имеется в виду хранение наркотиков без цели сбыта, их розничный и оптовый сбыт и сбыт в организованных формах. Сейчас все свалено в одну правовую кучу. По сути, законодательно установлено, что хранящий без цели сбыта для личного потребления 3 грамма героина наркоман Сидоров приравнивается по степени общественной опасности к какому-нибудь отечественному наркобарону типа Пабло Эскобара.

Мы предлагаем изменить нынешнюю статью УК незаконный оборот наркотиков. В частности, отнести ряд преступлений, в первую очередь связанных с хранением наркотиков, в разряд менее тяжких. Для этого нужно изменить постановлением правительства размеры отравы, подпадающие под тяжкие статьи УК. Это позволит правоохранителям сосредоточить усилия на организованной преступности. Кроме того, огромное значение имеет и то, что сейчас наркоманам предлагается выбор - либо пройти реабилитацию, либо понести уголовное наказание.

Кстати, о реабилитации. Вы предложили реанимировать идею советских лечебно-трудовых профилакториев, где зависимых лечили принудительно. А еще высказали идею возродить для адаптации и оздоровления наркоманов воспитательные колонии по типу тех, которые создавались по методу Макаренко в первые годы советской власти. Как можно использовать сегодня этот опыт?

Виктор Иванов: Напомню, Макаренко осуществлял реабилитацию, то есть возвращение в нормальную жизнь тех подростков, которые оказались за бортом этой жизни, вели криминальный образ жизни, асоциальный образ жизни. В воспитательной колонии Макаренко, кстати, не было ни охраны, ни колючей проволоки. Она заключалась в том, что, если специалист, психиатр-нарколог, констатировал, что человек попал в зависимость от определенных веществ - алкоголя, наркотиков, тогда его определяли в лечебно-трудовой профилакторий.

Люди, которые там находились в изоляции. Те же мужики, они, конечно, должны были не лежать на пузе, а трудиться с тем, чтобы подтверждать свое человеческое предназначение и возвращаться к нормальному образу жизни.

На это уходило год-полтора. Но это происходило за забором, под охраной милиции. От такой формы реабилитации мы отказались, это было сделано правильно. Тем более на нас накладывал определенные обязательства Совет Европы, поскольку это нарушало права человека.

Но, с другой стороны, все человечество использует аналогичные программы, но не связанные с колючей проволокой, охраной со стороны силовиков, - так называемые реабилитационные центры. Сегодня таких центров огромное количество в России. Но как-то так получилось, что общество, да и государство их не замечает. Они живут сами по себе, работают как неправительственные организации. К ним только одно требование - не нарушать российские законы.

А что они делают и как это делают, это их личное дело. А мы считаем, что это не только их личное дело. Они делают большую, очень востребованную работу, то есть то, что президент называет социально ориентированной организацией. И президент в своем Послании говорил о том, что надо повернуться лицом к социально ориентированным организациям.

ФСКН повернулась к ним лицом. И мы говорим, что не только можно, а нужно востребовать их возможности. С кем они будут работать? С теми, кто сам захочет вылечиться или они все-таки станут как-то принуждать к этому? Виктор Иванов: Здесь как бы есть два больших побудительных мотива. Один из них - юридический правовой акт.

Мы недавно обсуждали Федеральный закон , который наделил судей правом в административном порядке выносить решения о необходимости прохождения реабилитации нарушителям антинаркотического законодательства. И такие решения уже выносятся тысячами. С 26 мая прошлого года, когда вступил в действие этот закон, уже свыше 20 тысяч таких решений вынесено. Анонимность будет учитываться? Потому что многие боятся, что станет известно о такой беде Виктор Иванов: В этом-то и проблема.

Именно она и тормозит принятие наркоманов решения пойти в диспансер и встать на учет. Они избегают этого, боятся, как черт ладана. А что делать? Виктор Иванов: Подключать неправительственные организации. Их не боятся, потому что там не предусмотрены системы учета. И это не отпугивает людей, наоборот, побуждает их туда обращаться.

Это общий мировой подход. Именно поэтому опора идет на неправительственные организации. Глава ФСКН предложил организовать для наркоманов трудовые коммуны Много было дебатов вокруг идеи проводить тестирование на наркотики в школах. Наконец, соответствующий закон принят. Как вы оцениваете его эффективность? Виктор Иванов: Честно говоря, я его не очень поддерживаю. Но не возражал против него, поскольку это инициатива депутатского корпуса.

Дело в том, что у несовершеннолетних детей законными гражданскими представителями являются родители. Поэтому обязывать нужно не детей, а родителей. А родители далеко не все согласны с такой позицией. Хорошо, ввели тестирование. А что дальше? Некоторые родители знают, что их дети употребляют наркотики и их уже не надо тестировать.

Но родители не знают, что делать дальше, куда им обращаться. Именно поэтому нужна программа реабилитации, чтобы она была доступна для всех, чтобы люди знали, куда можно пойти, обратиться, где получить консультацию. И главное, чтобы строго соблюдалась анонимность. А что получается сейчас? Пойдешь в наркоцентр, там заявляют: мы вам поможем, но только при условии, что мы вас запишем и поставим на учет. Иначе, по закону, нельзя отпускать медикаментозные средства на детоксикацию человека.

Если вы хотите анонимно, то это только за ваши деньги. Считается, что раньше наркотики распространялись в больших городах, где есть деньги, масса людей, стрессы Сейчас же вся эта дрянь пошла в маленькие и средние города, поселки. Какие регионы больше всего подвержены этой эпидемии?

Виктор Иванов: К сожалению, все регионы поражены этим злом. Другое дело, что в некоторых регионах, как Бурятия, Читинская область, Забайкалье, Приморье там, где соответствующий климат, где на сельхозугодиях произрастает конопля, то там больше популярна марихуана и синтетика.

В таких крупных транспортных центрах, как Урал, Екатеринбург, Новосибирск, Омск, сельхозугодий нет. Туда попадают героин и синтетические наркотики. А также концентрат, который разбавляется приблизительно один к двадцати. Вы отслеживаете финансовые наркопотоки? Ведь проследив все цепочку поступления преступных денег, можно ликвидировать многие банды.

Виктор Иванов: Безусловно.

Людям не заплатили за несколько месяцев. Экс-сотрудники ведомства подали более исков к ликвидационной комиссии регионального управления ФСКН в Центральный районный суд Новосибирска.

Зарплаты в 2019-2020году оперуполномоченного уголовного розыска

Мотивы Когда я еще был студентом, у меня один товарищ от героина погиб, скажем так. Он немножко творческий был и со временем понял, что жизнь не туда летит. Я закончил вуз, в армии отслужил и решил пойти работать в органах наркоконтроля. Это я мотивы объясняю, почему я пришел. Вера была серьезная в то, что я смогу помочь людям. Я пришел с высшим юридическим. Прошел определенную проверку — ее кадры проводят, служба собственной безопасности.

Сотрудник мвд опер

Сотрудники розыска, как правило, несут службу в подразделениях ОВД уголовные, экономические и коррупционные направления. Так какая же зарплата у оперов в разных странах мира? Жалованье сотрудника внутренних дел в реформированной России Грубо говоря, именно на работе опера держится функционирование полиции в плане противодействия преступности.

Новосибирский суд признал моральный ущерб уволенных сотрудников ФСКН

В тексте письма автор жалуется на то, что после перехода СОБР в Росгвардию в подразделении стало очень много бесполезной бюрократии. О какой оперативности может идти речь, когда, не так давно находясь в составе криминальной полиции, мы выезжали по первому звонку. Бойца СОБРа возмущает не только это. Наверное, руководствуясь логикой, что мы, как солдатики, с утра до ночи должны проводить парко-хозяйственный день. Но возникает вопрос: когда же заниматься боевой подготовкой? Это письмо не является единственным проявлением недовольства спецназовцами. Он также считает, что после перевода этого подразделения в Национальную гвардию там выявилось много новых недостатков.

История ФСКН: как наркоконтроль превратился в наркокартель

А для излечения и реабилитации наркоманов наркополиция готова воссоздать опыт воспитательных колоний Макаренко. Еще одно броское предложение борцов с наркотиками - реанимировать принудительное лечение зависимых в закрытых заведениях типа советских ЛТП. Об этих новациях корреспонденту "Российской газеты" рассказал глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов. Виктор Петрович, недавно вы заявили, что необходимо изменить отношение к наркоманам. По вашим словам, это может вернуть к нормальной жизни примерно миллион зависимых людей. Что конкретно вы предлагаете и почему? Виктор Иванов: За последние пять лет к уголовной ответственности по делам, связанным с дурью, привлечено почти тысяч человек. И только одна четверть из них привлечена за сбыт наркотиков.

Шутер на службе антинаркотического ведомства

Ответить Рок Все на заводы. Посмотрим, сколько там получать будете. Но там ещё и трудиться надо, а не деньги с народа снимать. Ответить Аноним Приехал я на завод. Половина молодежи с обкуренными глазами, половину я у себя в отделе очень редко вижу.

Бывший оперативник ФСКН, а ныне следователь одного из областных Потому что зарплата побольше была. Многим в . Сейчас времена изменились, у нас все законники стали, а опера, получается, крайние.

Депутат госсовета Коми Лев Зайцев бьется за вознаграждение из бюджета. Соответствующее заявление, депутат подал 26 марта, сразу после первой сессии парламента. Между тем, законом предусматривается ограничение числа депутатов, работающих на профессиональной основе — 15 человек. Однако г-н Зайцев уверен, что три из них свободны. Речь идет о постах заместителей председателей трех комитетов, решения о назначении которых вступят в силу лишь с 1 июля. Отсрочка была необходима для того, чтобы депутаты, избранные на эти посты: Евгений Шумейко комитет по социальной политике - БНКоми , Николай Доломина комитет по бюджету, налогам и экономической политике - БНКоми и Владимир Косов комитет по законодательству и местному самоуправлению - БНКоми , уволились с должностей, занимаемых на момент избрания, как того требует законодательство о статусе депутата. Г-н Зайцев, впрочем, не претендует на кресло зампреда, а лишь добивается права работать обычным депутатом, но на постоянной основе. Отметим, что размер вознаграждения, выплачиваемого заместителю председателя комитета госсовета и просто депутату, работающему на освобожденной основе, одинаков. Если они имеют большинство в законодательном органе, то это не означает, что на закон можно наплевать.

Частный следователь Зарплаты в разных структурах Самые высокие зарплаты традиционно в Москве. Оклад колеблется от 30 до 70 рублей. Прокуратура и МВД Работники прокуратуры зарабатывают в среднем 25—50 тыс. В Москве в пределах от 35 до 65 рублей. Заработок следователей МВД чуть ниже, чем у работников прокуратуры. Но нужно учитывать еще, что следователи МВД быстрее продвигаются по службе, чем их коллеги из прокуратуры. В среднем по России зарплата следователя составляет 23 рублей. В Москве у молодых кадров она составляет 33 рублей.

Зарплаты в году оперуполномоченного уголовного розыска В Москве наблюдается однозначно негативное отношение к.

Скопировать В наркоконтроле признали множество коррупционных преступлений, совершенных их сотрудниками. Действительно, наркополицейским приходится работать в сложных условиях, в том числе и с точки зрения морали. Заработная плата небольшая, а бороться приходится с самым прибыльным преступным бизнесом. Поэтому попадаются на взятках и торговле наркотиками чаще всего те, кто находится ближе всего к зелью, - оперативники. На них приходится львиная доля пойманных оборотней. Трудятся и день, и ночь. Причем дело-то им приходится иметь не с простыми обывателями, а с наркоманами. Следователей и сотрудников вспомогательных служб тоже ловят на фактах коррупции. Каждого пятого разворачиваем.

Бесплатно с мобильных и городских Бесплатный многоканальный телефон 8 Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните по бесплатному многоканальному телефону 8 , юрист Вам поможет 1. После задержания моего мужа, сразу был произведён обыск. Никаких документов кроме удостоверения одного сотрудника мвд не показали. На словах сказали что было решения суда на проведение обыска, при обыске были два понятые но не было эксперта, опера изъяли электронную технику, телефон компьютер. После изъятия мужем естественно под давлением был подписан документ поверхностно описывающий технику. Марка телефона цвет и цвет и марка ноутбука.